Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

САЛТЫКОВ ПЕТР СЕМЕНОВИЧ

1698–1773

Русский полководец в Семилетней войне. Генерал-фельдмаршал.



Петр Семенович Салтыков родился в подмосковном Марфино в родовитой семье, получил хорошее домашнее образование и в 1714 году начал военную службу рядовым солдатом в петровской гвардии. В том же году с группой молодых дворян уехал обучаться морскому делу во Францию, где находился до начала 30-х годов. Однако Петру Салтыкову не суждено было стать военным моряком, он оказался на армейской службе.

В 1734 году Салтыков в чине генерал-майора участвовал в походе русских войск против польского короля Станислава Лещинского. Однако в тот год действия ограничились лишь небольшими стычками с польской Шляхтой, но все же для Салтыкова тот поход стал первой боевой школой, и за успешные действия русских войск он был награжден орденом Святого Александра Невского.

После этого генерал-поручик Петр Салтыков участвовал в Русско-шведской войне 1741–1743 годов, которая была вызвана стремлением Стокгольмского королевского двора вернуть себе территории, утраченные по Ништадтскому мирному договору 1721 года. Но в первом же сражении у Вильманстранда шведы потерпели поражение и уступили русским эту крепость. В Южной Финляндии Салтыков воевал в составе русской армии, которой командовал генерал-фельдмаршал П.П. Ласи. Он участвовал во взятии крепостей Фридрихсгам и Нейшлот (современный город Савонлина в Финляндии), в окружении шведских войск под Гельсингфорсом (Хельсинки), приведшем к их капитуляции, и в торжествах, связанных с заключением Абоского мира.

В 1743 году генерал-поручик П.С. Салтыков командовал арьергардом войск генерала Я. Кейта. Затем в составе его корпуса был отправлен из Гельсингфорса в шведскую столицу Стокгольм.

После возвращения из Стокгольма Салтыков был назначен командиром Псковской дивизии, расквартированной на подступах к Санкт-Петербургу. В 1754 году ему присвоили звание генерал-аншефа.

Петр Салтыков успешно и без срывов продвигался по служебной лестнице, не задерживаясь долго в штаб-офицерских и генеральских чинах. Этому во многом способствовала близость его к императорскому двору. В 1756 году генерал-аншеф П.С. Салтыков был назначен командующим украинских ландмилиционных полков, защищавших южную границу Российской империи от грабительских набегов крымцев. В этой должности Салтыков потрудился немало. Он усовершенствовал организацию полков ландмилиции, являвшихся иррегулярной частью русской армии, построил укрепления на пограничной черте, обеспечив мирную жизнь в южных губерниях. Его деятельность заслужила самую высокую оценку в Санкт-Петербурге.

Признание и славу русского полководца Петр Семенович Салтыков обрел в Семилетней войне 1756–1763 годов. Тогда Россия вместе с союзной Австрией воевала против Прусского королевства, во главе которого стоял воинственный монарх Фридрих II, один из выдающихся полководцев XVIII века. С именем Салтыкова связаны наиболее крупные и яркие победы русской армии в этой продолжительной общеевропейской войне.

На стороне Пруссии и Англии находились несколько германских государств, в числе которых были Ганновер, Гессен-Кассель, Брауншвейг и другие. Им противостояли Австрия, Франция, Россия, Саксония, Швеция и большинство германских государств, входивших в Священную Римскую империю.

Война началась нападением Пруссии на Саксонию. Войска Фридриха II окружили саксонскую армию, и та капитулировала. После этого прусская армия нанесла еще несколько поражений своим противникам, воспользовавшись разобщенностью их действий. Императрица России Елизавета Петровна под сильным давлением венского двора, терпевшего одно военное поражение за другим, приказала русской армии выступать в поход в Центральную Европу.

Россия вступила в Семилетнюю войну летом 1757 года. Первоначально русской армией командовал генерал-фельдмаршал С.Ф. Апраксин, который после победного для русского оружия Гросс-Егерсдорфского сражения неожиданно отвел войска от Кенигсберга к Мемелю, за что императрицей был снят с должности и отдан под суд. Апраксина на посту главнокомандующего сменил генерал В.В. Фермор. Но поскольку он не отличался решительностью и не добился успехов, то по решению императрицы в начале 1759 года был заменен на этом посту генерал-аншефом Салтыковым. Ему вверялись войска, находившиеся за пределами российских границ, разбросанные от балтийского побережья до австрийских владений. Новому главнокомандующему было предписано сосредоточить главные силы русской армии в Познани для последующего выдвижения в западном направлении к реке Одер для соединения с союзниками-австрийцами.

В дальнейшем планом военной кампании предусматривались совместные с австрийцами действия русской армии в направлении на Кюстрин и Берлин. Однако венский императорский двор изо всех сил старался поставить русские войска на прикрытие собственных границ с Пруссией и тем самым избежать военного поражения.

В апреле почти 40-тысячная (в том числе 12,5 тысяч кавалерии) русская армия с 248 орудиями под командованием генерал-аншефа Салтыкова выступила из района Познани к Одеру, чтобы переправиться через реку и соединиться в районе Кроссена с австрийской армией генерал-фельдмаршала Л. Доуна. Это сильно встревожило прусского короля Фридриха II, и он решил воспрепятствовать соединению крупных неприятельских сил.

Навстречу русским войскам выступил усиленный прусский корпус (18 тысяч пехоты, 10 тысяч кавалерии и свыше 100 орудий) под командованием одного из лучших военачальников — генерала К.Г. Веделя. Его противники встретились у селения Пальциг, расположенного в 60 километрах юго-восточнее города Франкфурта-на-Одере.

Сражение состоялось 12 июля 1759 года. На высотах восточнее и юго-восточнее Пальцига русские войска были построены в две линии, кавалерия встала на флангах (которые упирались в лесные опушки) и составила резерв главнокомандующего. Для артиллерии были оборудованы батарейные позиции. Часть батарей могла вести стрельбу по неприятелю через головы своих войск. Перед фронтом русской армии протекала небольшая речушка, через которую были устроены два моста перед прудами.

Подойдя к Пальцигу, генерал Ведель развернул корпус для наступления на русские позиции. Прусские войска в классическом фридриховском косом боевом порядке предприняли четыре сильные атаки по правому и одну по левому флангу русской позиции. В последнем случае прусской пехоте даже не дали перейти по мосту через реку. И каждый раз русские отбрасывали противника на исходные позиции артиллерийским и ружейным залповым огнем и штыковыми контратаками.

В Пальцигском сражении особенно отличились русские артиллеристы, которые вели сосредоточенный батарейный огонь из единорогов и гаубиц. Контрбатарейную борьбу пруссаки проиграли полностью. Попытка тяжелой кирасирской кавалерии Веделя атаковать русских во фланг закончилась разгромом пруссаков и в рукопашной схватке.

Корпусу Веделя пришлось поспешно отступить в южном направлении. Потери пруссаков составили свыше 7 тысяч человек, в том числе 4 тысячи человек были убиты. Поле Пальцигской битвы осталось за русской армией, которая потеряла 5 тысяч человек убитыми и ранеными.

После победы русской армии под Пальцигом союзникам открывался путь для совместного наступления на столицу Пруссии город Берлин, который в то время не имел сильного прикрытия.

Генерал-аншеф Салтыков повел русскую армию к Кроссену, где к ней должны были присоединиться главные силы австрийской армии. Однако там союзников не оказалось. Тогда главнокомандующий двинул свои войска к Франкфурту-на-Одере и 20 июля захватил этот прусский город, немногочисленный гарнизон которого заблаговременно бежал от приближающихся русских. От Франкфурта шел прямой путь на Берлин. На другой день после захвата города к русской армии вместо ожидаемых главных сил союзников подошел лишь корпус генерала Б.Э. Лаудона численностью около 20 тысяч человек.

Оценив все достоинства сложившейся ситуации, генерал-аншеф П.С. Салтыков предложил австрийскому главнокомандующему фельдмаршалу Доуну наступать на Берлин, чтобы перенести боевые действия во внутренние территории Прусского королевства. Но тот воспротивился этому, желая перенести основные боевые действия в Силезию, что отвечало интересам Австрии.

Король Фридрих решил не допустить наступления Салтыкова на Берлин. Во главе главных сил прусской армии он выступил навстречу союзной армии с намерением разбить ее в генеральном сражении. В это время союзные войска (41 тысяча русских, 18,5 тысяч австрийцев, 248 орудий) расположились недалеко от Франкфурта на восточном берегу реки Одер. Они готовились к маршу в Силезию, где им предстояло соединиться с главными силами армии Австрии.

Прусский король, имевший под своим командованием 48 тысяч человек и около 200 орудий, решил разгромить противника ударом с северо-востока во фланг и тыл. В течение двух дней, 30–31 июля, его армия переправилась через Одер севернее Франкфурта и двинулся к деревне Кунерсдорф, в окрестностях которой расположился походный лагерь союзников.

Маневр неприятельской армии не остался незамеченным. Генерал-аншеф Салтыков, чтобы не быть атакованным на марше, решил дать противнику сражение близ Франкфурта-на-Одере. Хорошо знакомый с местностью, он расположил войска на высотах между городом и Кунерсдорфом. Первоначально они располагались фронтом на север, поэтому король Фридрих II и решил обойти их с тыла. Салтыков разгадал замысел неприятеля и рано утром 1 августа, в день сражения, развернул свои войска фронтом на юг длиной в 4,5 километра и шириной от 800 метров до 1,5 километра.

Русские войска развернулись на трех высотах — Мюльберг, Гросс-Шпицберг (Большой Шпиц) и Юденберг. Горы отделялись друг от друга широкими и глубокими оврагами Кунгрунд и Лаудонсгрунд. Кунерсдорфская позиция союзников была усилена окопами и артиллерийскими редутами. Подходы к высотам с запада и с севера затрудняли заболоченная местность и речка Гюнер. Подступы к деревне Кунерсдорф хорошо просматривались с высот.

Основные свои силы генерал-аншеф Салтыков расположил в центре позиции на горе Большой Шпиц и на правофланговой высоте Юденберг. Именно сюда подходили дороги, по которым двигалась прусская армия. На Большом Шпице укрепилось 17 русских пехотных полков под командованием генерала П.А. Румянцева. Здесь же была сосредоточена большая часть артиллерии. На горе Юденберг расположились 9 русских пехотных полков дивизии генерала Фермора и австрийские войска генерала Лаудона. На редутах было установлено 5 усиленных батарей. На левофланговой высоте Мюльберг, под которой протекала речка Гюнер, главнокомандующий поставил пять пехотных полков князя Голицына, укомплектованных молодыми рекрутами.

В резерве за правым флангом у Ротеферверка находилась русская кавалерия (71 эскадрон) и 6 полков австрийской пехоты. Резерв одновременно прикрывал правобережную часть Франкфурта-на-Одере. Выбранная Салтыковым позиция позволяла маневрировать резервами по фронту. Расположенные на скатах гор артиллерийские батареи имели возможности вести круговой обстрел.

Вышедший к Кунерсдорфу из леса со стороны Познани противник сразу же стал разворачиваться в косой боевой порядок для атаки. Король Фридрих построил свою армию в две линии пехоты. На флангах встала кавалерия. Большая часть тяжелой прусской кирасирской кавалерии под командованием генерала Зейдлица, одного из лучших прусских военачальников, разместилась на левом фланге, где местность позволяла передвигаться большим массам конницы. Прусская артиллерия первоначально расположилась перед строем королевской пехоты.

Кунерсдорфское сражение началось после трехчасовой артиллерийской подготовки. Первая атака прусских войск была направлена на гору Мюльберг, где полки Голицына были атакованы с фронта и фланга через реку Гюнер. Концентрическая атака превосходящими силами позволила нападавшим сбить с высоты ее защитников и овладеть Мюльбергом. Расстроенные пехотные полки князя Голицына с боем отошли на гору Большой Шпиц.

Но развить свой успех атакующие прусские войска не смогли. Все их последующие попытки преодолеть овраг Кунгрунд и ворваться на позиции русских на высоте Большой Шпиц окончились неудачей. Пехота и артиллерийские батареи генерала Румянцева сражались стойко, отражая вражеские атаки ружейными залпами и картечью. Румянцевские полки провели сильную контратаку и штыковым ударом сбросили ворвавшихся было на гору пруссаков снова в овраг.

Тем временем король Фридрих II приказал своему генералу Финку, который командовал правым флангом, установить на горе Мюльберг артиллерийские батареи. После этого они начали контрбатарейную борьбу с русскими орудийными расчетами на высоте Большой Шпиц. От пушечного огня войска противников, скопившиеся на высотах, несли большой урон. В ходе сражения русский главнокомандующий подкрепил полки генерала Румянцева войсками из резерва и пехотой, снятой с позиции на горе Юденберг.

В сражении был эпизод, когда прусские кирасиры принца Вюртембергского прорвались на высоту Большой Шпиц, однако их успешно контратаковала русская кавалерия. В 17 часов дня Фридрих II ввел в бой тяжелую кавалерию генерала Зейдлица. Руководивший обороной Гросс-Шпицберга генерал Румянцев бросил ей навстречу русскую и австрийскую кавалерию, и натиск королевской конницы был отбит с большим для нее уроном.

Между тем силы русских на высоте Большой Шпиц с каждым часом увеличивались за счет подкреплений с Юденберга — генерал-аншеф Салтыков помогал Румянцеву удерживать высоту. Пруссаки продолжали настойчиво атаковать позиции русских на ее склонах. Под вечер русские и их союзники провели сильную контратаку через овраг Кунгрунд, отбили гору Мюльберг и отбросили прусскую армию по всему фронту.

Прусская армия вместе со своим королем в большом беспорядке бежала с поля битвы. Она потеряла около 19 тысяч человек убитыми и ранеными, почти всю свою артиллерию — 172 орудия, обоз и знамена. Во время отступления большая часть наемных прусских солдат дезертировала. В сражении союзники потеряли 15 тысяч человек. Из них русские — 2614 убитыми и 10863 ранеными.

После Кунерсдорфа Пруссия оказалась на грани военной катастрофы. Король Фридрих II отправил в Берлин сообщение: «Все потеряно, спасайте двор и архивы». Однако катастрофы не произошло. Бежавших пруссаков легкая союзная конница преследовала только до границ поля битвы. А предложение русского главнокомандующего пойти на Берлин союзная сторона вновь отклонила. Более того, у Салтыкова с высшим австрийским командованием возникло разногласие по вопросам ведения войны против Пруссии.

За блестящую победу над прусской армией при Кунерсдорфе Петр Семенович Салтыков удостоился звания генерал-фельдмаршала.

Кунерсдорфское сражение стало вершиной его полководческой биографии. Он творчески использовал принципы линейной тактики. Для контратак русские войска применяли рекомендованные уставом 1755 года колонны для «проломления неприятельского фронта». Новые русские орудия — знаменитые шуваловские единороги продемонстрировали свое преимущество над прусской артиллерией. Их стрельба через головы своих войск сыграла решающую роль при отражении атаки тяжелой кирасирской кавалерии генерала Зейдлица.

После этого отражения австрийская сторона продолжала настаивать на использовании русской армии для обороны своих границ. Союзники теперь больше действовали на коммуникациях противников, стараясь лишить его свободы маневра и продовольственных баз. 28 сентября 1760 года русский корпус генерала З.Г. Чернышева взял прусскую столицу Берлин. Из-за разногласий главнокомандующих союзными армиями война затягивалась. Салтыков как мог противодействовал намерениям австрийцев. Из Вены в Санкт-Петербург на него поступали многочисленные жалобы. В том же 1760 году, когда генерал-фельдмаршал вошел в конфликт и с Высшим военным советом в российской столице, его сместили с должности главнокомандующего и отозвали в Россию.

По окончании Семилетней войны генерал-фельдмаршал П.С. Салтыков был назначен сенатором. В 1764–1771 годах состоял в должности главнокомандующего и генерал-губернатора Москвы. Причиной его отставки стала страшная эпидемия чумы в Москве в 1770–1771 годах, унесшая много человеческих жизней. Графа Салтыкова обвинили в нераспорядительности и отстранили от дел.





Шишов Алексей Васильевич

100 ВЕЛИКИХ ВОЕНАЧАЛЬНИКОВ

Автор книги «100 великих военачальников» — профессиональный военный историк. За критерий оценки величия каждой полководческой личности он взял, прежде всего, одержанные победы и насколько эти победы определили исход тех или иных войн. Наполеон и Жуков, Цезарь и Суворов, Ганнибал и Тимур, Аврелиан и Вашингтон жили в совершенно разные эпохи и в разных условиях, но их личный вклад в военное искусство несомненен.