Ваша електронна бібліотека

Про історію України та всесвітню історію

Наскрізний зріз української історії від найдавніших часів до сьогодення

З рапорту стародубського справника чернігівському губернатору про аграрний рух у Чернігівській губернії (1905 p., травня 23)

В ночь на 22 мая в Медведове сгорели гумна, табачные сараи и молотилка, принадлежащие землевладелице Александре Васильевне Бороздной; дознанием, произведенным приставом І стана вверенного мне уезда, переданным судебному следователю, установлено, что пожар произошел, вне всякого сомнения, от поджога, т. к. одновременно пламя показалось с двух концов, друг от друга на далеком расстоянии, — убытки владелица понесла до 10 000 рубл., причем сгоревшие постройки были застрахованы в сумме до 7 тысяч рублей.

Сгоревшие постройки были расположены за садом, вдали от экономических построек, почти в поле, почему злоумышленников поджога в данное время обнаружить нет возможности, тем более, что с уверенностью можно сказать, что совершенный поджог — это акт мести крестьян над помещиком (Янжулом).

Донося о вышеизложенном, я считаю необходимым почтительнейше представить мое мнение, назревшее путем изучения медведовского инцидента. Дело медведовское берет начало с 1892 года, т. е. с момента, когда земский начальник Быков, вручая общественные планы, присланные из упраздненной межевой палаты, вручил, между прочим, и злосчастный план «лит[еры] К», по коему значилось, что крестьянам с. Медведова замежовано 90 дес. 2040 саж.; землею этой с этого момента и по настоящее время крестьяне никогда не владели, но вручение земским начальником генерального плана («лит. К») крестьянам Медведова дало последним право предъявить иск к помещице Бороздной; иск этот длился до 1902 года и, наконец, Сенат постановил, что земля эта составляет собственность Бороздной и надпись на плане «лит. К» сделана была, видимо, ошибочно.

Крестьяне, будучи уверены в своей правоте, решением Сената не удовлетворились, и, получив почему-то обратно в руки из окружного суда злосчастные планы «лит. К», просили межевое отделение губернского правления командировать землемера для восстановления межевых знаков на всех их землях, а в том числе и по плану «лит. К». .

Межевое отделение удовлетворило их просьбу целиком и командировало в 1904 году землемера, который предварительно предупредил всех смежных владельцев, в том числе и доверенного Бороздной — зятя ее Янжула, но последний почему-то не обратил никакого внимания на это обстоятельство, и крестьяне беспрепятственно и без возражений восстановляли межи на землях, значащихся на злосчастном плане «лит. К».

Это обстоятельство ободрило крестьян, и они задумали в начале апреля сего года самовольно, скопом, запахать часть участка «лит. К», который подлежал запашке под овес.

Предложения эти были заблаговременно известны землевладельцу Янжулу и земскому начальнику, но они порешили, что по увещевании крестьяне откажутся от своего намерения и не решатся на самоуправство, граничащее с насилием. Но вышло обратное, вследствие чего последовало распоряжение вашего превосходительства о присылке казаков, и его превосходительство господин вице-губернатор приезжал в Медведово для восстановления владения Бороздной, нарушенного крестьянами.

Но, очевидно, крестьяне, не покаялись и идут напролом: поджог строений — это первое возмездие за перепашку земли, при участии казаков; ныне же они почти полуоткрыто высказываются, что жать жито и пахать под озиму на уч[астке] «лит. К» они будут, и ни казаки, ни «порка» их не остановят [...]